Регистрация . Вход
Предыдущее посещение:

КОНКУРСЫ.Альбомы.БИБЛИОТЕКА. СВЯЗЬ .Награды..Поиск.Друзья.FAQ

Текущее время: 22 ноя 2017, 20:13


ФОРУМ ОПТИМИЗИРОВАН ДЛЯ РАБОТЫ В БРАУЗЕРАХ OPERA и MOZILLA

Перейти в СОЗВЕЗДИЕ ЛОШАДЕЙ Перейти в СОЗВЕЗДИЕ СОБАК Перейти в СОЗВЕЗДИЕ КОШЕК

Перейти в СОЗВЕЗДИЕ КУНЬИХ

Перейти в СОЗВЕЗДИЕ КРОЛИКОВ

Перейти в СОЗВЕЗДИЕ МОРСКИХ СВИНОК и ГРЫЗУНОВ Перейти в СОЗВЕЗДИЕ ПТИЦ Перейти в СОЗВЕЗДИЕ ОКЕАНИЯ Перейти в СОЗВЕЗДИЕ АБОЛИТА

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Добавьте нас в свои закладки

Монгольская овчарка банхар - древнейшая порода собак на Земл

Выпущено : 22 май 2010, 15:32
из: Монголия
Просмотров:: 438

Монгольская овчарка банхар - древнейшая порода собак на Земле.

В мире насчитывается более 500 пород собак, и хотя «на вкус и цвет товарищей нет», госпожа Логика утверждает: чем древнее порода собаки, тем выше уровень ее интеллекта, здоровее физиология, мощнее жизненная приспособляемость, и универсальнее диапазон пользовательных качеств.
Речь пойдет, собственно, о монгольской овчарке-банхаре, предполагаемый возраст породы которой насчитывает 14-15 тысяч лет. В российской кинологической литературе из книги в книгу, из статьи в статью кочует ссылка на монгольскую овчарку, как на предка среднеазиатских и кавказских овчарок. И ее единственное описание в редакции Мальгинова из журнала «Собаководство» №2 за 1932 год, которое многие принимают за утвержденный стандарт, не подлежащий сомнению.
Когда я «пришла» к монгольской овчарке, то поняла, что эта порода собак – само совершенство в мире собак. Впервые я встретилась с ней в Увэрхангайском аймаке вначале 80-х годов ХХ столетия. Это произошло в те годы, когда чабаны могли позволить себе содержать на отарах десяток и более роскошных монгольских псов, местное самоназвание у которых «монгол банхар», где «банхар» это пухлый в щеках, богатый пухом, или более древнее и реже используемое, - баавгай, бавгар (медведь, медвежьеподобный). Все эти названия визуально отлично характеризуют фенотипические особенности этой породы.
Я остановилась на очередном хоттоне-стойбище, приехав туда для сбора сведений о количестве скота. Вечером, отдыхая в юрте, я забавлялась с щенками от ласковой блестящей «монголятки», которую впустили внутрь переждать дождь. Когда снаружи послышался шум из-за прихода волков, «монголятка» заволновалась, затем подтолкнула носом мне щенков, мол, присмотри, пока я поработаю, и пулей вылетела навстречу опасности. Только на первый неопытный взгляд, кажется, что собаки бегают бестолково. Появилась реальная угроза, и немедленно включился стайный интеллект, и я увидела, что они работали очень слаженно и грамотно. Взяв кольцом отару и юрту под свою защиту, они сновали короткими перебежками туда-сюда, примерно, на одинаковом расстоянии, чтобы волки с любого положения не смогли прорвать эту цепь. В сумерках, невесомо бегающие «монголята» с задранными к небу и оскаленными мордами, издающими жуткий, сиплый и басистый полу-лай, полу-вой, с горящими, как угольки красновато-оранжевыми глазами, были похожи на чертей. Кстати, в монгольской религиозной живописи эти собаки изображены с красно-оранжевыми глазами и тоже похожи на чертей. Изредка из темноты, то тут, то там появлялись высверками, а затем исчезали зеленые огоньки волчьих глаз. Там же озвучивались короткие схватки между собаками и волками. Монголята волков отогнали, но до самого утра не размыкали кольцо защиты людей и скотины.
Прошли годы, жизнь расставила свои акценты, мне было не до монгольских собак, но видно Богу было угодно, чтобы я вернулась в Монголию в поисках истины. Под впечатлением статьи Мальгинова, которая многих увела не в ту степь, я тоже думала, что бурятские семьи содержали в прошлом по две-три особи монгольских овчарок. Это потом до меня дошло, что у западного человека, каковым являлся Мальгинов, значения слов бурят и монгол является равнозначным, хотя между ними, как говорят одесситы, две большие разницы, несмотря на родовую общность. И республика в то время называлась Бурят-Монгольской автономией.
Сведения о монгольской овчарке я начала искать в библиотеках г.Улан-Удэ, запрашивала по межбибу все библиотеки России, затем изучила историю, краеведение, этнографию, прикладное искусство бурятского народа, его богатейший национальный фольклор, опросила всех ученых Бурятской Сельхозакадемии (БСХА), Бурятского научного центра (БНЦ), но не нашла ни единого доказательства о существовании в культуре у бурят монгольской овчарки как таковой и у такого явления есть серьезные основания. В культурном наследии бурят оставила свой след в его менталитете легенда о происхождении людей, в которой по вине собаки люди были оплеваны злым божеством, поэтому собака была проклята навеки. Некоторые ученые почтенного возраста подтверждали, что на территории Бурятии действительно были монгольские собаки, которых старики иногда называли тибетскими, но все они в один голос заявляли, что такие собаки были невероятно редкими даже в стародавние времена.
Своей национальной бурятской породы собак у бурят никогда не было, им было не свойственно заниматься собаководством, несмотря на почти повсеместное скотоводство. В словаре бурятского языка есть всего три слова о собаке: Нохой – собака, Гулгэ – щенок, и Хотошо – дворняжка, дворняга, дворовая собака. Дворовой собакой может быть любая беспородная или породная собака, а у нас в Сибири – лишь бы не замерзла зимой. Логической связки между понятием дворняжка и понятием порода – не существует в природе.
Географическая структура Бурятии сильно разнится от невероятных просторов Великой Степи – Гоби. Поэтому скотоводы-буряты сбивали не очень большие стада, примерно до 500 голов. В Монголии количество скотины на отаре доходило до 4000 голов. Кроме того, в Бурятии было более распространено отгонное скотоводство, а в Монголии – кочевое круглогодичное. Это одна из главных причин для монгольского чабана в жизненной небходимости содержать на отаре несколько собак, тогда как бурятскому чабану хватало собственно себя или еще одного помощника.
Если в культурном наследии бурят нет ни слова о пастушьих собаках, то культура монголов изобилует сведениями о собаках, причем на самом высоком уровне. В словаре монгольского языка слово Нохой – (собака) имеет 142 !!! значения, в которых, выражаясь современным языком, есть понятия о кинологии, собаководстве, селекции. Ни в одном языке мира этого нет. О чем это говорит? О том, что в древности у монголов была богатейшая культура развитого собаководства. Да такого, что все современное собаководство всего мира, не побоюсь резкого сравнения, - в подметки не годится монгольскому! Специалисты высшего пилотажа, по-монгольски «канючи», могли управлять на облавных охотах одновременно сотнями и тысячами собак! Об этом писал еще Марко Поло. Потом постепенно облавные охоты утратили свою актуальность, а вместе с ними ушло то высочайшее мастерство синхронной дрессуры собак. Но язык сохранил память об этом, петроглифы сохранили память об этом, легенды и песни сохранили память об этом, письменные свидетельства современников тех лет сохранили память об этом. Но все это только в Монголии и только у монголов. К Бурятии и бурятам это не имеет никакого отношения, несмотря на то, что большая часть из них – выходцы из монголов, и у них общий предок – МОНГОЛ.
Изображения монгольских банхаров встречаются на петроглифах, на могильных камнях, в прикладном искусстве, в скульптуре, в религиозной живописи. О них говорят в легендах, в шаманских призываниях, в песнях-сказах улигеров, в поэмах, в юролах-благопожеланиях. Они есть в традициях содержания, воспитания и захоронений самих собак, и даже в государственных законах, защищающих собак. Убийство собаки было делом не богоугодным. Ни в одной стране мира этому нет аналогов. Таким образом, в полном объеме подтверждается исторический, этнографический и биологический статус монгольского банхара.
Я немного забежала вперед, но тогда первые сведения о «монголятах» стала находить в архивах Русского Географического Общества (РГО), которые были в Хранилище Восточных Рукописей (ХВР). Они были в отчетах путешественников прошлых столетий, в китайских летописях, в научных исследованиях археологов. До начала своих поисков я полагала, что первые собаки «зародились» на Тибете, а уж оттуда ушли в Монголию и в другие стороны, но, собранные мною доказательства привели меня к тому факту, что тибетские мастифы (доги) и монгольские овчарки не являются по отношению друг к другу ни предковой, ни потомковой формой. Это две совершенно самостоятельные породы.
Иркутские археологи в местечке Усть-Хайта обнаружили череп собаки, датированный 8300 лет, который внешне очень похож на череп монгольской овчарки, расхождения весьма незначительны, учитывая восьмитысячелетнюю разницу возраста черепов! Сбор доказательств в пользу того, что, наконец-то, хоть у одной породы появится ископаемый предок, - вопрос времени.
Ученые Шведского Королевского Технологического института г. Стокгольма исследовали ДНК более 500 пород собак со всего мира. Четырехлетнее исследование собачьей генетики включало в себя изучение митохондриальной ДНК. По мнению старшего научного сотрудника института Питера Саволяйнена, нынешние собаки несут в себе гены, по меньшей мере, пяти волчиц. «Получается, что собаки сформировались в Восточной Азии и оттуда расселились по всему миру», - говорит ученый.
Естественно, поиски монгольской овчарки привели меня в Монголию. Там любую пастушью собаку называют хоньч нохой (овечья собака, овчарка, от слова хонин - овца). И все пять национальных чисто монгольских пород собак могут пасти скот: банхар, узэмчи, тэйга-нохой, борз-нохой, шарайд, но всех превосходит банхар по своей надежности и самостоятельности мышления.
В Монголии есть предание, которое говорит, что монгольская аборигенная собака в давние времена мигрировала из Тибета. Один паломник ходил на Тибет поклониться буддийскому божеству Ехэ Джуу. Обратно он вернулся с необычным алхумчином (собака сопровождения). Это был белогрудый банхар с «дурвэн нудтэй», то есть «четырехглазый». Ему приписывают способность видеть злых духов «второй парой глаз» даже, когда он спит. У некоторых банхаров есть привычка застывать в сидящей позе с закрытыми глазами, - монголы верят, что они молятся за своих хозяев. Поэтому таких собак в Монголии называют «зуугийн нохой» (молитвенная собака), считают их божественными животными, получившими благословение от бога Джуу. Но, самое интересное состояло в том, что медитировали только "черно-подпалые очкарики", и ни одна черно-подпалая собака, напоминающая по фенотипу тибетскую, не могла и никогда не делала этого. Во время благопожеланий такой умершей собаке говорят, чтобы ее душа, вернувшись на Тибет, переродилась там в человека: «В следующей жизни родись человеком в стране богов», значит, ламой, при этом нужно было похоронить собаку на вершине снежной горы так, чтобы ее голова «смотрела» на юг, то есть, на Тибет. И хотя современные кинологи знают, что «четырехглазие» это рецессивный генетический признак, все-таки, в глубине души многие отдают предпочтение именно ему, - столь глубоки корни веры в чудо.
Но, буддизм пришел в Монголию в средние века при Чингисхане, и, судя по этой истории, в ней идет речь о тибетской собаке, буде она называться тибетским догом или мастифом, которую тоже назвали банхаром за их внешнее сходство на первый взгляд.
А в Монголии задолго до этого предания, на протяжении тысяч лет всегда были банхары, как самая распространенная порода собак, но у нее было не «четыре глаза», а «очки на глазах». В древних шаманских призываниях монголов описывались собаки именно с окрасом «черные очкарики с белым пятном на груди».
Вероятнее всего, с кочевниками Азии, будь они скифы, хунну, тюрки или монголы, распространились по всему миру потомки монгольских и тибетских собак.
За основу возьмем старинное монгольское название этой собаки - «бáвгар», то есть косматый, лохматый, медвежьеподобный, что вполне соответствует внешнему виду животного в период оброслости. Но в современном разговорном языке это название редко используют. В Монголии, сегодня более популярно название этой собаки - «бáнхар», то есть пухлый в щеках, или богатый пухом, что напрямую подтверждено гистологическими исследованиями. Итак, название:
- МОНГОЛЬСКАЯ ОВЧАРКА – БАНХАР.
К слову о монгольской овчарке, стоит рассказать о древнем народном календаре монголов, который официально был введен в Монголии в 1210 году.
Каждое животное определяло хозяйственное назначение того места, с которым его связывала традиция. Так, Собака – символ охоты, в северо-западной части юрты под знаком собаки хранилось оружие, и т.п. Год Собаки считался твердым, мужским годом. Рожденного в год Собаки мужчину, считали прирожденным воином и охотником. Монгольская пословица «Скотоводу нужна собака, охотнику – ружье», говорит о том, что собаку сравнивают с орудием производства.
Например, знаменитый на всю Монголию охотник Ч.Лувсан за 20 лет с помощью монгольской аборигенной собаки – банхара добыл 22 000 сурков, 200 рысей, 900 волков, 40 медведей! Диапазон возможностей – от норной зверушки сурка до громадного хищника медведя! Никакая охотничья собака на такое не способна, только: или-или. Иногда среди зверовых лаек встречаются более-менее универсалки, способные и по белке, и по соболю идти, и не побояться лося или медведя тормознуть. Ведь лайки – это тоже очень древняя порода собак.
В монгольских законах того времени, таких, как «Кодекс монгольских ойратов» и «Общественный строй Халхи» 1709 года, имелись указания, запрещающие бить и убивать собак. В историческом законодательном документе «Халхасский Кодекс Монголии» имеется пункт закона, в котором сказано: «Нельзя убивать здорового коня, белокурого гуся, змею, лягушку, турпана, козленка антилопы, жаворонка, собаку. А человек – свидетель убийства, – был вправе забрать лошадь у нарушителя». В этом же документе постановлялось, что к неприкосновенному для чиновников и кышыктенов имуществу причислялись собаки «Банхар», «Тэйган», «Шарайд», а к имуществу, не отбираемому у простого человека, - банхар или его щенок, как самой распространенной собаке. Также при убийстве сторожевой собаки расплачивались двухгодовалым бычком.
Таким образом, тот факт, что человек не имел права посягать на собаку в качестве чужого имущества, показывает, что еще с давних пор монгольская овчарка была любима и оберегаема монголами. К тому же до конца жизни монгольская овчарка-банхар была верна своему хозяину, плохо переходила и тяжело привыкала к другому хозяину. Известно немало случаев, когда после смерти хозяина или его отъезда навсегда, банхары умирали от тоски.
Если проанализировать этимологию монгольского слова нохой – собака, то оно имеет происхождение от слова нохор – первый товарищ, близкий друг человека.
В медицинской практике от монгольской аборигенной собаки использовали желудочный сок и составные ферменты слюны: лизоцин и муцин.
В старинном сочинении «Монгольские драгоценные четки» говорится, что «эта монгольская собака умна, находясь дома, охраняет двор, охотясь, ловит диких животных. По описанию «монгольский банхар был свирепой собакой крупных размеров, с 4 сильными ногами, с широкой напористой грудью, обладал хорошей закалкой, выдержкой, силой воли».
В Монголии немыслимо встретить монгольскую овчарку, проживающую в квартире, и в городах они – великая редкость. Но собаки, охраняющие жилища на цепи вряд ли могут победить волка, хотя храбрости им не занимать. Хорошая пословица «Волка ноги кормят» говорит о том, что волк всегда в бегах, то есть, в прекрасной физической форме. Те банхары, которые постоянно ходят на охоту и работают по охране скота – не менее накачаны и от природы имеют усиленно развитое дыхание благодаря особенностям своего физиологического строения. Кроме «табу» на убийство домашней живности, наработанное тысячелетиями, у этих собак практически равноценные способности с волками, но кое в чем банхары превосходят их. Кстати, те монгольские овчарки, которые охотятся по крупному зверю, сами, порой, – не меньшие хищники. Там, где скот пасется далеко от цивилизации, монгольские банхары иногда вступают в единоборство с волками, где суть схватки бывает одна – «убей или будешь убит». Поэтому срабатывает инстинкт самосохранения, плюс защита собственности и хозяина, а если на отаре течкующая сука – еще и могучая сила механизма защиты продолжения рода, - то монгольские овчарки идут убивать волков (которые могут противопоставить лишь голодную злобу и хищнический инстинкт), не оставляя им не единого шанса, и, практически, становятся волкодавами. Эти собаки получают прозвище Гарж, Хасар или Босар – в смысловом значении, волкодав. Такие случаи происходят зимой, в ноябре-декабре, когда у сук монгольских овчарок идет течка, а голод толкает волков на безрассудство. Волк врезается в отару и режет овец просто так, походя, и только одну закидывает на спину и утаскивает. После каждого такого нападения волка убытки исчисляются на десяток-другой зарезанных голов скота. Конечно, год на год не приходится, но все-таки. В тех местах, где собака задавит волка, об этом долго помнят и люди, и волки, и другие хищники. Пока живы те, кто помнит, скот под присмотром собак пасется, как заговоренный, - все хищники обходят его стороной. Хотя сами монгольские овчарки не ищут конфликтов, воевать им приходится не только с волками, но и с рысями, манулами, шакалами, и даже с хищными птицами, для которых зарезать и стащить ягненка вполне по силам. НО, в подавляющем большинстве, там, где работают монгольские овчарки-банхары, даже не убивавшие волков, хищники вообще не появляются.
Советские офицеры, служившие в Монголии, помнят, как новобранцев инструктировали о том, что солдат не должен подходить к стаду домашних животных, охраняемых монгольскими овчарками, на ошейниках у которых, были подвязаны красные тряпки. Такие собаки жестоко расправлялись с любым желающим подойти и присвоить скот, хотя к юрте они разрешали подходить и говорить с хозяевами, но, подобравшись, молча, наблюдали за поведением чужака.
Эта та приятная сторона медали, которой можно гордиться, что «монголята» - все еще не заводская порода собак. Как сказал Булат Ширибазаров в повести «Великий чабан»: « У трусливого хозяина не может быть настоящего волкодава. Он не может дать собаке того, чего у него нет, – отваги и благородства. Вот оно, еще одно зеркало! Дело ведь не в породе, а внутренней силе!»
Но и монгольские, и тувинские, и калмыцкие шаманы, призывая Дух Собаки – охранительницы очага, описывают одну и ту же собаку. По некоторым версиям ученых-шаманистов этим призываниям от 9 до 12 тысяч лет, а, возможно, на пару тысяч лет больше. Вот что говорится в одном из призываний, записанных тувинским ученым, поэтом-шаманом К.Л. Монгушем.
«…Ты предана своему хозяину,
Лежишь у порога, ведя службу охраны юрты.
Ты собака, хранительница верная стоянки.
Ведешь наблюдение за стадом домашнего скота.
Стоишь там скрытно, куда мог бы явиться волк по тропе.
Чуть заметишь шорох, сразу киваешь головой и лаешь.
Лежишь там крепко, закрывая всем телом дорогу беды.
Стою и пою, призывая собачью душу своими алгышами.
Воображаю, что глаза твои в каких-то очках,
Морда твоя предчувствует дурной запах беды.
Близость страха заставляет тебя выть протяжно,
Близость грозы заставляет тебя выскочить быстро.
Хвост твой красуется мохнатым гнездом дивно,
В твоих ушах серьги чудны и зрелищны.
Мухортая собака, шерсть у тебя темна и бархатна.
Ищу твою душу, зову твою душу, запевая свои алгыши…».

Практически, это описание собаки, дошедшее до наших дней сквозь тысячелетия. Тут есть и описание экстерьера и образная характеристика служебных достоинств.
1. «…ты предана своему хозяину», - действительно, об отчаянной преданности монгольских собак, которые «не щадя живота своего» закрывали хозяина от опасности, и даже умирали от тоски после его смерти, испокон веков слагались легенды и песни, оттуда и пришло к нам выражение «собачья преданность»;
2. «…лежишь у порога, ведя службу охраны юрты», - выражение «вести службу охраны» - звучит очень многозначительно и уважительно, потому что монголятка «САМА ВЕДЕТ службу охраны», значит, в качестве сторожевой собаки жилища человека «монголятка» использовалась с древнейших времен.
3. «…ты собака, хранительница верная стоянки», - человечество знает немало случаев приручения и злобных, и опасных хищников, которые верой и правдой служили человеку, но только собаке доверили, и только собака смогла стать верной хранительницей стоянки, очага, и в некоторых переводах со смысловым значением - хранительница огня;
4. «…ведешь наблюдение за стадом домашнего скота», - чтобы быть наблюдателем, нужно хорошо соображать. До сих пор монгольские овчарки могут самостоятельно, без человека, пасти скот. То есть, собака может:
1) уметь провести скот на сочные выпаса;
2) следить, чтобы животные не переломали себе ноги по пути на пастбище;
3) вовремя сводить отару на водопой;
4) на водопое, или на одном перегоне не дать перемешаться с другой отарой;
5) не подвергать отару опасности;
6) всегда защищать скот от любых хищников, да так, чтобы у тех не появлялось
повторного желания нападать;
6) вовремя вернуть скот на хоттон-стоянку, то есть, домой.

5. «…стоишь там скрытно, куда мог бы явиться волк по тропе», - получается, что интеллект «монголятки» круче и мощнее волчьего, если она может подкараулить, просчитать и перехитрить волка, которого сама природа создала умнейшим и хитрейшим животным. Об этом говорит то, что волк, единственный из хищников, сознательно охотится, порой, за 50, а то и 100 км подальше от своего логова. Но самым, я бы сказала, потрясающим качеством и уникальным свойством монгольской овчарки является отсутствие запаха шерсти, кожи, самого животного. Банхар всегда пахнет тем, чем пахнет то место, где она находится, это великолепная маскировка, лучше которой ничего невозможно придумать. В чем суть и смысл этого явления? Этот сохранившийся до наших дней адаптивный признак лучшего охотника, чем любой хищник. В дикой природе средством поступающей информации для всех животных является запах. Как правило, все хищники имеют резкий специфический запах, как средство отпугивания и дополнительного устрашения. И хищникам трудно подкараулить друг друга и перехитрить. Запах есть у всего живого на Земле. Но, у монголятки он наименее слышен и восприимчив животными только с очень близкого расстояния, человеческому обонянию так вовсе недоступен. С такими способностями у монгольской овчарки практически намного больше шансов, чем у любого хищника, чтобы подпустить добычу на наименее короткое расстояние. Поэтому, до сих пор, при необходимости, монголятки совершенно свободно, без помощи человека, могут жить в дикой природе и сами себе добывать пропитание. Случается, что человек сильно обидит собаку, и она уходит жить в лес, насовсем. В наше время это не такое уж редкое явление. Когда в Монголии происходила кампания по ликвидации собак, то монгольские овчарки убегали в лес за день до прихода ликвидаторов, неделями прятались там, и возвращались через день после их ухода. Но возвращались всегда сытые и упитанные.
Известно также, что хищники легко отслеживают больных и ослабленных животных по запаху, поэтому волки считаются санитарами природы. Значит, отсутствие запаха у монгольской овчарки говорит еще и об отличном здоровье, и в этом кроется одна из причин уникального долголетия этой породы собак.
6. «…чуть заметишь шорох, сразу киваешь головой и лаешь», - то есть, собака имела особую чуткость и тонкий слух; она работала на людей, предупреждая их об опасности;
7. «… лежишь там крепко, закрывая всем телом дорогу беды», - выражение «лежишь…крепко», - то есть, как крепость, защита; еще это говорит об огромных размерах «монголятки», что подтверждают петроглифы того же периода, на которых монгольские овчарки изображены ростом с быков, лошадей и людей;
8. «…воображаю, что глаза твои в каких-то очках», - монгольские овчарки имели прозвище «шилт нохой - очкарики», а тувинцы таких собак называли «костук – очкарик» за светлые ободки вокруг глаз, но не из-за светлых бровей-пятен над глазами, за которые собаки имеют прозвище «четырехглазые». Кстати, «четырехглазие – это часть черно-подпалого окраса у собак, очень распространенного, который имеется более, чем у 100 пород, и он не является признаком породы в прямом значении;
9. «…морда твоя предчувствует дурной запах беды», - здесь, вероятнее всего, имеются ввиду: 1) уникальные обонятельные способности монгольских овчарок, которые могут брать след в любую погоду, и при любой температуре; 2) это интуиция, за которую «монголяток» считали способными защищать людей от злых духов. Тесное общение с этими собаками убедило меня в том, что древние не зря так считали. Монголята действительно видят в людях или в ситуации то, что человеку недоступно.
По этому поводу приведу пару интересных примеров.
Однажды месячные щенки встретили в штыки покупателя, выстроились тупым клином, подняли шерсть на загривках и стали грозно облаивать человека. Увидев это невероятное зрелище, я подумала, что мне оно снится. Нигде и никогда я про такое не читала, и не слыхала, чтобы месячные щенки могли настолько соображать. Разумеется, о продаже не могло быть речи. Через год я узнала, что он периодически вешает собак и употребляет их в пищу.
Как-то раз на окраине коллективного сада пьяный водитель сбил столб с электропроводами. Свет отключили совсем, а дело было почти под темноту. Я решила пойти домой мимо сбитого столба, потому что так было короче. Шуудэр бежала впереди, но перед сбитым столбом остановилась, и начала меня облаивать, пытаясь не пропустить. Было уже темно и я, разозлившись, рявкнула на нее и замахнулась, чтоб не путалась под ногами. Тогда Шуудэр бросилась на провода, лежащие на земле кольцом и ее ударило током, аж подкинуло. Бросив к чертовой матери фрукты-ягоды, я кинулась спасать собаку. Откуда только силы взялись, я с собакой на руках пробежала 2 км до ветеринарки, но собаку спасла. Оказалось, в кольце с проводами сохранилось, так называемое, «шаговое напряжение» и ток гулял по ним, и никуда не уходил, несмотря на отключение. Ну что может понимать собака в «шаговом напряжении»? Далеко не всякий человек-то такое может знать. Если бы не предчувствие беды и самоотверженный порыв моей монголятки, то я бы погибла, сделав шаг на провода под током.

10. «…близость страха заставляет тебя выть протяжно», -
страхом древние люди называли смерть, и до сих пор эти собаки воют в предчувствии смерти;
11. «…близость грозы заставляет тебя выскочить быстро», - то есть, реактивность «монголятки» шла на опережение молнии. И сегодня, молниеносность реакций монгольских овчарок поражает как громом еще и потому, что из-под их флегматичности это выглядит особенно эффектно;
12. «…хвост твой красуется мохнатым гнездом дивно», - действительно, длина хвостовых остевых волос достигает 30 см в период оброслости, плюс очень густой подшерсток, - и вот вам «мохнатое гнездо» в закинутом под острым углом на спину плотно закрученным колечке-хвосте;
13. «…в твоих ушах серьги чудны и зрелищны», - на внутренней поверхности уха шерсть светлая и длинная, и собираясь в маленький пучок, образует тоненькую прядку волос выходящую из уха и покрытую тончайшим слоем жира для стока влаги (дождь, снег), - поэтому на такую «прядку» наматываются «серьги» из линялой шерсти;
14. «…мухортая собака, шерсть у тебя темна и бархатна», - мухортая - в данном контексте, значит, полинявшая, без подшерстка. На диалекте алари, мухортый – значит, тупой (имеется ввиду силуэт, профиль). На диалекте хори-тумэтов, мухортый – значит, без чего-то. Например, мухортая корова – безрогая корова. На диалекте нохой-айлов, мухортый – это коричнево-мышастый с крыльями (дали тэй нохой – крылатая небесная собака). По-поводу крылатой собаки есть отдельная большая тема в смысловом значении. Вероятно, имеется в виду как силуэт и профиль плюс, когда без чего-то, например, без шерсти. Значит, даже у полинявшей собаки шерсть ее «темна и бархатна», как с виду, так и на ощупь.
В 18 веке В.Н.Татищев писал, что «…Волки в Сибири находятся трех родов: 1) Черные, подобны самой черной собаке, токмо под горлом бело и шерсть мягче серых. Оные весьма в диковинку, их купят рублей по 10 и до 15. 2) Белые, лутчие туруханские для их мяхкой и белой шерсти, купят рубли по 4 до 7, число их редко до 200 бывает. 3) Серые, оных везде много, однакож студенейших мест лутчие и продаются от рубля и по дву, а степные меньше рубля…».
Биологи считают, что черных волков не бывает, бывают волки, метизированные с черными собаками, тем более, в Сибири. Даже если бывают, так называемые, «меланисты», то они – исключение из правил, но не порода черных волков. Здесь речь идет о черных волках, у которых белое пятно на груди. Допустим, своеобразное описание шкуры монгольской овчарки - «мухортая собака, шерсть у тебя темна и бархатна» принять за качественную характеристику меха. Затем предположить, что тамошние волки метизировались с монгольскими овчарками, в результате чего получились те «черные волки», «токмо под горлом бело», с высококачественной шкурой, которая в 15 раз дороже шкуры серого степного волка. И все это - с учетом современных гистологических исследований монгольской овчарки, подтверждающих высокое качество ее шкуры, то все срастается. Эта маленькая историческая «справка от Татищева» косвенно доказывает и существование монгольских овчарок на территории Сибири, и подтверждает высокое качество меха этих собак, сохранившееся до нашего времени.
В этом деле есть один момент, с которым надо разобраться. Исходя из вышесказанного, прямая метизация волка с монголяткой дает в первом поколении фенотип в пользу монголятки. Если, условно, принять подвид canis lupus за старший в биологическом виде canis против canis familiaris. То не срастается версия происхождения домашней собаки от волка. Получается, вроде как, наоборот. Но, можно также сделать смелое, хоть и фантастическое, предположение, что монгольский банхар – это вид собственный. Ну, а, если серьезно, то этот вопрос к биологам, зоологам и генетикам.
По поводу мощного интеллекта этой породы расскажу один случай. Однажды я привела монголятку Шуудэр вместе с проданным туда щенком азиата, который был у нее подсосным, в питомник мясокомбината, чтобы она некоторое время охраняла всех проданных туда щенков. Уходя вечером с работы, я строго-настрого наказала Шуудэр, чтобы она дождалась меня до утра. Оказалось, что по ее понятиям утро – это рассвет, и раз я не пришла, Шуудэр сделала подкоп, подгрызла часть забора и сбежала вместе со «своим» подсосным щенком, причем прошла незамеченной ни внутренней охраной, ни наружной, ни камерами видеонаблюдения. Монголятка смогла провести очень красивого породного щенка через густонаселенный пункт, не дав ему потеряться или попасть кому-то в руки. Зная, какая Шуудэр умная и хитрая, я пришла на работу пораньше, в 6 часов утра, но ее уже не было. Опросив охрану, я пробежала в ее поисках по поселку, дошла до своего дома, а она поджидает меня со щенком недалеко от ворот, прячась в заброшенном гараже. Глаза отчаянные, щенка ко мне подталкивает, меня и подкусывает, и ластится, мол, чего ж ты меня с ребенком бросила в чужом месте, как же мы без тебя жить будем?!
Монгольский ученый, доктор с-х наук, Амгаасэдийн Осор, в 80-90-х годах ХХ столетия в своей диссертации первым изучил хозяйственно-биологические особенности монгольской аборигенной собаки. Он считал, что по сравнению с другими породами собак, у монгольской аборигенки более мощный иммунитет, и соответственная ему система регенерации, свойственные организму древних аборигенных животных, поэтому они живут так долго в экстремальных условиях.
Современные ученые назвали этот фактор «экологическая пластичность».
Быть может, изучив механизм создания и поддержания мощного иммунитета этой уникальной собаки, человек будет иметь среднюю продолжительность жизни, например, на сто лет больше?! А изученный механизм ее уникальной системы регенерации поможет решить человечеству проблему восстановления утраченных конечностей?!
Мало кому известно, что, начиная с 1932 года до 2-ой мировой войны, монгольские овчарки состояли на службе в сибирских войсках НКВД. Но, слава Богу, в архивах сохранились бесценные доказательства службы монголяток. В 1937 году на 3-ей Краевой выставке Восточной Сибири в г.Иркутске, в которой принимали участие более двухсот собак региона, монгольские овчарки, принадлежащие колхозным пастухам и питомникам НКВД взяли все Золотые и Серебряные медали. «Монголята» были высоко оценены на охранной и следовой службе, а также за свою неприхотливость к условиям сурового края.
Служебные качества монгольской овчарки таковы, что они могут работать как при минус 40, так и при плюс 40 градусов, потому что сама порода формировалась на протяжении тысячелетий именно в резко-континентальном климате Гобийской части Монголии.
Кто, кроме монгольских овчарок, сможет собрать в кучу во время пыльной бури или снежной пурги, и провести на хоттон-стойбище тысячи растерянных и ослепших овец?
Биологически-хозяйственные особенности этих животных наряду со всеми номадными позволяют им круглогодично работать по охране и управлению скотом в качестве незаменимого помощника человеку. Кроме того, морфофизиологические особенности и психотип, с помощью которых эти собаки тысячелетиями побеждали хищников (волки, рыси, медведи), позволяют предположить стать монгольским овчаркам очень серьезным противником для среднеазиатских и кавказских овчарок в традиционных собачьих боях у народов Средней Азии, в наше время – не только у них.
В новой ситуации перехода к рынку и, практически исчезнувшей государственной поддержки аграрного сектора экономики, возникает проблема обеспечения населения экологически чистой, без использования генетически модифицированного материала, сельхозпродукцией. С этой точки зрения наиболее выгодно номадное животноводство, которое являлось основой традиционного природопользования кочевых народов Азии.
Например, монгольское животноводство невозможно себе представить без использования пастушье-сторожевых собак. Монгольские чабаны утверждают, что каждая собака заменяет, по крайней мере, двух рабочих и двух охранников, не считая оружия и боеприпасов. Если бы они не использовали собак, то транспортные расходы на поиск и перегон животных возросли в 5-10 раз, труд животноводов стал более тяжелым, а потери скота и себестоимость продукции увеличились бы разы.
Сегодня в Бурятии фермеры стали охотно приобретать этих собак для работы со своей скотиной, убедившись в том, что монголята способны оказывать людям неоценимую помощь по хозяйству.
Общей особенностью номадного животноводства является то, что многие виды аборигенных животных относятся к исчезающим и редким, вследствие бессистемной метизации их культурными породами.
Если разведение монгольских овчарок передать на откуп только общественным кинологическим организациям, то оно приведет к безрезультатному размножению в смысле потери уникальных способностей реликтовой собаки. Это может произойти вследствие отсутствия исследовательской базы и штатных специалистов-селекционеров в этих организациях. Поэтому сохранение оставшихся в живых, становится актуальной проблемой, требующей для своего разрешения серьезных интеллектуальных усилий и государственной поддержки.
Мы приглашаем к сотрудничеству заинтересованных лиц, готовых заняться разведением этих уникальных редчайших животных под руководством нашего генофондного научно-экспериментального питомника «Mongoldog». Даже если сами чабаны и любители собак просто будут выращивать, беречь и заниматься разведением чистопородных монгольских овчарок, то это будет означать, что монгольская овчарка тысячи лет была, есть и еще тысячи лет будет служить людям!

P.S. Как автор статьи поясняю, что монгольские овчарки не имеют ничего общего, ни по каким аспектам с, так называемыми, «бмв – хотошо».


Галина Яворская, автор книги «Монгольская овчарка»,
руководитель генофондного п-ка «Монголдог»,
начальник КЛС «Азия» г.Улан-Удэ,
e-mail: mongoldog1@mail.ru
т.+7-9025-629-388, +7-924-35-444-33.

Вернуться назад к Базе Знаний



phpBB skin developed by: John Olson
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB
Яндекс цитирования Рейтинг лучших сайтов о животных ZOOCENTER.RU Knora top animals
Действие географического счетчика с 10.11.2009
free counters

Галактика ЖИЗНИ http://forum.galaktikalife.ru/
Все права защищены © 2008 - 2015